Hello and welcome to beautiful Европейская история.

Кернес

Кернес уговорил освободить его от этой неприличной для него процедуры. А вскоре он уже был вместе с Голиковым и еще одним военнопленным в Берлине, на набережной Шлиффена, в доме №7. Там его ждали беседы с представителем Министерства иностранных дел Стинесом, гауптштурмфюрером Шмидтом и бывшим командиром дивизии Красной Армии, лидером Русской национал-социалистической партии полковником Викторовым.

На Викторова его «вывел» Стинес. Зашел разговор о полномочиях Кернеса как представителя советской оппозиции для переговоров с немецким правительством. Стинес заявил, что германские власти намерены иметь дело только с одной Русской национальной партией. И тут же спросил:

— Если ваша партия существует и имеет много сторонников, как вы утверждаете, почему до сих пор среди многих тысяч военнопленных не нашлось ни одного ее члена ? Вы ведь первый, кто заявил о существовании национальной организации в СССР.

Кернес такого вопроса ждал давно и был готов ответить:

— Я уверен, что в большой массе военнопленных есть наши люди. Но они не имеют права говорить об организации кому бы то ни было, чтобы не подвергать опасности своих товарищей. А полномочия вести переговоры предоставлены мне.

— Вы утверждаете, что ваша организация разделяет идеи Ленина. А как вы смотрите на интернациональный вопрос?

— Мы думаем, что учение Ленина нуждается в развитии. Вообще же это учение — только вывеска, за которой скрыты идеи национализма.

Posted on 17 мая '13 by , under Европа.